Мясной ряд
Главная Поиск Обратная связь Карта сайта

Статьи



20.12.2007

Новая парадигма агропродовольственной политики РФ

Стратегическая и тактическая определенности

К 2007 году сложились устойчивые тренды, позволяющие реалистично прогнозировать среднесрочные и долгосроч­ные перспективы развития аграрного рынка, а также объ­ективно проанализировать некоторые выводы прошлых лет относительно состояния и перспектив развития аграрного сектора страны.

Причины, позволяющие в настоящее время говорить о более реалистичном прогнозировании, могут быть сформулированы следующим образом:

1.Определены цели, сроки и ресурсы по национальным проектам, в том числе и по “Развитию АПК”.

2.Известны выдвигаемые Россией условия присоединения к ВТО, в частности, параметры АМП (агрегированной меры поддержки), уровни связывания экспортных субсидий и меха­низмов нетарифного регулирования.

3.Накопилась информационная база, позволяющая про­гнозировать поведение потребителей в РФ в новых рыночных условиях в зависимости от макро- и микроэкономических параметров.

4.Принят закон о сельском хозяйстве, регулирующий часть правовых проблем в этой сфере.

5.Приняты и реализуются масштабные национальные проекты поддержки АПК, которые в среднесрочной пер­спективе трансформируются в другие формы реального содействия развитию села.

Совокупность принятых решений и действий в области аграрной политики характеризует 2007 год как год форми­рования нового этапа АПК РФ.

Отличительными особенностями нового этапа, насту­пившего через 15 лет после начала экономических реформ, являются правовая и экономическая определенности текущего статуса сельского хозяйства, а также достаточно изученное поле внешних и внутренних факторов, что поз­воляет проектировать среднесрочные и долгосрочные пер­спективы развития аграрного рынка. Однако остается ряд неопределенностей, таких как: права на землю, перспективы и формы регулирования внешнеэкономической деятельности. Но эти обстоятельства кардинальным образом не влияют на бизнес-процессы в долгосрочной перспективе.

Рост инвестиций выявил отсутствие или недостаток ряда ресурсов для качественного роста. В первую очередь, это слабое развитие инфраструктуры села, низкие социаль­ная обеспеченность и уровень демографии сельского населе­ния, отсутствие квалифицированных кадров. Именно поэтому цели, поставленные во всех национальных проектах, главным образом, по полезности результатов, должны отразиться на социально-экономических условиях села.

Позитивное видение возможностей роста АПК, сфор­мировавшихся к 2007 году, должно быть, с нашей точки зрения, наполнено некоторыми содержательными выводами, основанными как на анализе собственного опыта рыночного периода, так и на тенденциях, прослеживающихся в аграрном секторе других стран.

Нам представляется, что попытка осмысления вышеизло­женного позволит сэкономить как временные, так и финансовые ресурсы для достижения основной цели – создания конкурентоспособной аграрной отрасли, адекватно интегрированной в мировое экономическое пространство. С уверенностью можно предположить, что при обеспечении конкурентоспособ­ности аграрной отрасли РФ вполне реально создать отрасль – донор с большим потенциалом не только самообеспечения продуктами питания, но экспорта продовольствия.

 

Анализ причинно-следственной динамики постреформенного периода

Многообразие подходов и суждений относительно сельского хозяйства, замешанных не только на экономической, но и на политической составляющей, является предметом дискуссий специалистов многих стран.

Важнейшим моментом, не позволяющим российским экспертному и деловому сообществам в течение долгих лет прийти к консенсусу по вопросам внутриотраслевых и межотраслевых противоречий, является непонимание пер­вопричин спада животноводства РФ в период реформ 90-х годов. Наша задача – еще раз вернуться к этой сложной проблеме с целью формирования максимально ясных вы­водов, без осознания которых трудно выработать алгоритм развития аграрного сектора.

Еще в дореформенный период (до 1990г.) для государства стало очевидным, что следует быстрыми темпами развивать птицеводство. И эта задача была реализована достаточно ус­пешно. Однако, в то время было идеологически невозможно перераспределить ресурсы в пользу птицеводства, тем самым, еще больше увеличив их долю, и сократить поддержку произ­водства КРС и других подотраслей. Решалась скорее полити­ческая, нежели экономическая задача валового увеличения всех видов животноводческой продукции.

В этих условиях политических ограничений, когда невозможно было объяснить, почему следует на треть уменьшить производство КРС и в разы увеличить более выгодное про­изводство птицы, в том числе и за счет перераспределения ресурсов, структура производства животноводческого сырья в СССР оставалась нерациональной. Сложилась модель, которая в плановой экономике была крайне неэффективной, естественно, она не смогла стать эффективной и в условиях рынка.

Далее, в период рыночных преобразований добавился еще один фактор, оказавший на отрасль пагубное влияние. В 1992 году для быстрого насыщения прилавков продуктами питания любыми способами была либерализована внешняя торговля. В Россию хлынул субсидируемый по цене импорт мяса и мясных продуктов. Таким образом, до периода осоз­нания в РФ “циничных” принципов ведения международной торговли нашими европейскими партнерами-поставщиками животноводческому сектору наносился прямой вред. Низ­кая цена на говядину вплоть до 2005 года поддерживалась нерыночными инструментами, а именно: дотациями животноводам, интервенционными закупками и экспортпоощряющими субсидиями в ЕС.

Нанять грузчиков по материалам http://www.stafflinegroup.ru. шарик гелиевый купить, цена, реп с голосом гелиевого шарика

В результате можно сказать, что катастрофические темпы сокращения КРС в РФ являются следствием использования в этом секторе неэффективной модели производства, сложив­шейся в дореформенный период, а также размером дотации и экспортных субсидий ЕС, направленных на поддержку своих компаний.

Проблема низкой (нерыночной) цены на говядину, которая установилась с 1992 года, носила межотраслевой характер и самым существенным образом отражалась на экономике смежных подотраслей. К примеру, это не позволяло вести экономически выгодную хозяйственную деятельность в свиноводстве. Такое положение отражалось и на рентабельности птицеводства, возможности его развития.

Если цена говядины на потребительском рынке нелогично низкая (за счет субсидий ЕС), то невозможно представить формирование рыночных цен на альтернативные источники животного белка. На сегодня отечественный рынок постепен­но избавляется от такой напасти исключительно по причине сокращения субсидий ЕС. Это сокращение происходило и происходит под давлением соглашений ВТО с Евросоюзом.

Низкая цена на говядину напрямую затрагивала и другую смежную отрасль – молочную. Если фермер или хозяйство в России при продаже телят, бычков или коров при убое получает маленький доход, то, соответственно, увеличиваются затраты на единицу произведенного молока. Депрессивное состояние в данной сфере в постреформенный период также является следствием низкой цены на говядину.

Таким образом, низкая цена на говядину является причи­ной, не позволяющей развиваться свиноводству, молочному производству и мешающей поддерживанию эффективности в птицеводстве. В то же время, аксиомой является и то, что высокая цена на говядину позволяет данному сектору форми­роваться в объемах платежеспособного спроса достаточно обеспеченных слоев населения.

Тем самым, расширяются возможности по приобретению молока, мяса птицы и свинины групп потребителей с ограни­ченными или умеренными доходами.

Следующей методической ошибкой, мешающей понима­нию сути рыночных отношений, является широко используемый термин паритетности/диспаритетности цен в аграрном секторе. С его помощью нам пытаются объяснить, что литр молока должен стоить столько-то литров горючего, что тон­на зерна должна стоить столько-то тонн удобрений и т.п. Такой упрощенный, “крестьянский” расчет ничего общего не имеет с экономической логикой, более того, наносит вред, т.к. сводит обсуждение важных технико-технологических и экономических проблем к демагогии.

Очень важно, чтобы все эти лжеэкономические рассуж­дения были бы заменены на четкие понятия себестоимости той или иной продукции, “нормальной” стоимости товаров, обычного хода торговли, операционной прибыльности, финансовой эффективности (см. диаграмму 1).

 

 

Пока все эксперты, политики, обсуждающие аграрные темы, предпринимательское сообщество, а также ведомства не перейдут на общепринятую терминологию, будет невозможно динамично и четко получать импульсы с рынка и действовать. Правительство вынуждено реагировать на импульсы низовых звеньев, субъектов рынка инструментами регулирования, которые самим рынком не всегда восприни­маются однозначно. К примеру, сезонные колебания спроса и оптовых цен на свинину приводят к призывам уменьшить импорт. Из поля действий правительства и участников рынка при таком линейном толковании выпадает более устойчивый и обоснованный алгоритм планирования. А это означает отсутствие профессионального анализа и направленных пояснений, помогающих укреплению реальной конкурентоспособности животноводства.

Таких примеров много, и это свидетельствует о недоста­точной зрелости экспертного сообщества для выработки критериев и инструментов реагирования на изменение рыночной конъюнктуры. В то же время, сегодня законода­тельно прописан и действует целый ряд положений, позво­ляющих адекватно применять необходимый инструментарий в регулировании животноводческого рынка.

 

 

Обоснование конкурентоспособного потенциала АПК РФ

Конкурентоспособность отраслей, производящих животноводческую продукцию, зависит от многочисленных факторов, которые в настоящий период динамично меняются. Поэтому прогноз внеотраслевых и внутриотраслевых усло­вий, описание предполагаемой модели конкурентоспособ­ной мясной промышленности России является очень сложной задачей. Однако мы попытаемся представить наше видение существующих тенденций.

К внешним факторам относятся: геополитическая и макро­экономическая ситуация в мире, соотношение валютных кур­сов, мировая конъюнктура на основные продовольственные товары, темпы альтернативного использования сельхозкуль­тур, тарифная и таможенная политика правительства, между­народные соглашения о торговле и ряд других условий.

К внутриотраслевым условиям относятся покупательская способность, доходность и инвестиционная привлека­тельность, технико-технологический уровень, техническое регулирование, наличие рынка труда для этой подотрасли, условия кредитования, отрегулированность вопросов собственности и т.п.

В более широком смысле на конъюнктуру в мире в средне-срочной и долгосрочной перспективе будут влиять два обстоятельства:

- производство биотоплива из продовольственного сырья;

- рост покупательной способности населения Индокитая.

Факторами нестабильности останутся ветеринарно-санитарные “события”, а также временные санкции и само-изоляция отдельных стран и регионов от участия в рынке продовольственных товаров. Из достаточно известных и прогнозируемых факторов можно назвать соглашения в рамках ВТО (Дохский раунд), где заданы условия снижения поддержки аграрного сектора ЕС, в результате чего можно предвидеть обстоятельства и возможности РФ в будущей торговле сырьем и продовольствием.

Учитывая вышеприведенные внешние и внутренние фак­торы, попытаемся кратко изложить основные предполагае­мые сильные стороны компаний в условиях прогнозируемой конкурентоспособности мясной отрасли РФ.

1) субъекты рынка по производству мяса и мясопродук­тов располагаются максимально близко к адресным рынкам (к покупателям). Из этого следует, что при росте спроса на свежие, охлажденные продукты роль отечественных про­изводителей в обеспечении этих важных потребительских запросов будет максимальной;

2) устоявшийся “региональный патриотизм” потребите­лей также способствует укреплению позиций производителей товаров, работающих на близких территориях;

3) удорожание кормов и, как следствие, стоимости сель­хозземель в мире (биотоливо/спрос) при наличии достаточных земельных ресурсов в РФ является еще одним пунктом в пользу отечественных производителей. Мировой рост стоимости топлива также будет ухудшать экономические условия транс­портировки мяса из Латинской Америки, что, естественно, облегчает вопрос конкуренции в долгосрочной перспективе;

4) государственная поддержка сельскохозяйственного производства РФ стала существенно эффективнее по срав­нению со многими смежными странами СНГ, что предопре­деляет новые возможности для освоения ближних рынков отечественными компаниями.

5) дополнительным фактором является наличие тех подотраслей, в которые мясные компании могут инвестировать по вертикали, и потенциал роста доходности которых еще далеко не исчерпан. Для большего понимания этих новых возможностей следует обозначить новый термин, с нашей точки зрения, заменяющий устаревшее понятие вертикально интегрированного производства.

К примеру, новый тип холдинга может называться “Авто­номизированный аграрный холдинг”.

Нарастающие в мире потребности по основным сырье­вым ресурсам и непрогнозируемость рисков ветеринарно-санитарного характера, с позиций конструирования идеа­лизированной модели агрохолдинга, могут препятствовать международной торговле мясом. Как ни странно, глобали­зация может привести к модели автоматизации аграрного цикла в рамках отдельно взятого холдинга или экономичес­кого региона.

В автономизированный холдинг должны быть включены:

- земля (обязательная составляющая);

- птицеводство (обязательная составляющая);

- переработка (желательная составляющая);

- свиноводство (желательная составляющая).

 

Методы государственного регулирования:

льготное кредитование, предоставление дотаций субъектам рынка, госзаказ, госзакупки и интервенция на товарных рынках, а также регулирование импорта/экспорта через тарифы и пошлины.

 

Основные риски для развития мясной отрасли

Несмотря на оптимистические предпосылки, касающиеся перспектив развития животноводства, следует отметить существующие объективные риски. Даже поверхностное их обозначение позволит экспертам и бизнес-структурам оце­нить вероятность их влияния на проекты в аграрном секторе.

С нашей точки зрения, таковыми рисками (кроме форс-мажорных ситуаций) можно считать:

- избыточное влияние сетей на товаропроизводителей;

- изменение конъюнктуры спроса;

- избыточное администрирование товаропроизводящего мясного комплекса.

Проблемы, связанные с недостаточностью трудовых ресурсов в аграрных секторах, а также риски, сопряжен­ные с излишним укреплением рубля, могут быть обсуждены отдельно, т.к. носят очень общий характер. Поэтому оста­новимся на более специфических трудностях.

 

Избыточное влияние сетей на товаропроизводителей

Отраслевой эгоизм сетевых ритейлеров и сплоченность, выражающаяся в единообразии требований, предъявляемых к поставщикам товаров, предопределяют формирование в РФ условий, при которых мясная отрасль начнет терять кон­курентоспособность, а не наращивать ее. Изъятие прибыли у этой отрасли идет с такой динамикой, что, вероятно, мы рискуем не успеть сформировать в стране конкурентоспо­собное животноводство.

История развития национального проекта по животно­водству имеет долгий и очень трудный путь. Сегодня отрасль находится на пике возможностей, однако назревающие трудности не менее опасны, чем былое засилье импорта в середине 90-х.

 

 

Причины отставания роста цен в сетях:

 

1. Ограничения по срокам ввода новых цен (например, сеть METRO Cash&Carry надо уведомить о повышении цены за 30 дней).

2. Длительный ввод новой продукции в матрицу (заявленную цену изменять нельзя, рассмотрение заявки в течении 3-х месяцев).

3. Ограничение в темпах увеличения цены (сеть принимает решение, на сколько нужно изменить цену на продукт).

4. Платная ротация ассортимента.

5. Платные услуги за самостоятельное продвижение продукта на территории сети.

 

Так, торговая наценка на продукты мясного ассортимента, с нашей точки зрения, избыточна и, скорее, рассчита­на на удовлетворение потребностей и аппетитов ритейлеров. Создается впечатление, что, на самом деле ограничив для товаропроизводителей доступ к конечным потребителям, сети финансируются исключительно за счет средств производите­лей мясной продукции и других поставщиков.

Примером несправедливого ценообразования можно считать наценку организованных сетей на замороженные полуфабрикаты. Представить, что 40-45% торговая наценка – вещь, реальная для такого типа мясных изделий, и эти цифры соответствуют обычному ходу торговли, невозможно. Такое положение вещей препятствует росту спроса на мясопро­дукты.

Нелогичным выглядит и то, что для социального равно­весия государство ограничило величину НДС на перечень важнейших продовольственных товаров десятью процентами, а розница не делает никакой корреляции для поддержки такой лояльности в ценообразовании для данной группы товаров.

Кроме торговой наценки на поставщика мясной про­дукции накладывается ряд обязательств по продвижению товаров в магазине. Эти расходы по ряду товарных позиций доходят до 30-40% от товарной наценки. Таким образом, практически, за счет убытков предприятия финансируют активность торговли уже в местах продаж.

Каким же образом это происходит? Регулярные обяза­тельные скидки вынуждают производителя в течение дли­тельного периода поставлять товар по ценам ниже себестоимости. Решения об индексации цен затягиваются и не компенсируют рост издержек производителей (см. диаграммы 2 и 3).

 

  

Кабальные условия договоров предусматривают выплаты огромных штрафов, следующих за любые, даже самые незначительные отклонения. Самым опасным положением договорных отношений мы считаем условия, при которых сети накладывают на товаропроизводителей обязательства по обеспечению фиксированной доходности на товарную позицию.

С ростом доли в торговле организованных сетей существенно ухудшились возможность и быстрота предложений для покупателей новых типов продукции с улучшенными пот­ребительскими свойствами. Любые изменения в матрицах продаваемого продовольствия скатываются в плоскость договорной волокиты и консервативности сетей в отноше­нии ввода новинок. Таким образом, к примеру, значительно затрудняется распространение информации и возможностей приобретения новых категорий и ассортиментных групп, к примеру, низкокалорийных мясопродуктов.

Далее… Многие товаропроизводители инвестируют в развитие животноводства большие кредитные средства под залог своего имущества. Это происходит как по линии национальных проектов, так и по другим льготным условиям кредитования села.

Однако можно с большой точностью прогнозировать, что доходность от животноводческой деятельности будет мигрировать в прибыль быстрорастущих организованных торговых сетей.

Из расчетов получается, что по всей цепочке создания продукта сложные составляющие, такие как производство и переработка, имеют наибольшую капиталоемкость и наихудшую возможность по зарабатыванию прибыли и аккумуляции собственных средств.

Проблема носит не частный, а системный характер, и ее решение лежит в компетенции законодательной и исполни­тельной власти РФ.

 

Изменение конъюнктуры спроса

Наблюдаемая на потребительском рынке эйфория спроса со временем может измениться, и спрос может стать более реалистичным. Такое изменение может произойти на фоне продолжения улучшения макроэкономических показателей и роста доходов населения РФ.

Достаточно динамично развивающийся спрос все активнее переключается на более значимые для потреб­ления товары длительного использования, также услуги. Это обстоятельство в будущем приведет к увеличению доли затрат домохозяйств на тарифы, услуги и обслуживание кредитов. Произойдет переоценка ценностей и затрат на текущее потребление.

Исходя из такой логики, можно ожидать, что конечные покупатели станут более прагматичными в отношении стои­мости продуктов питания и будут, по всей видимости, менее падки на различную “символику”.

Поэтому товаропроизводителям, работающим в премиальных секторах мясных продуктов, где существует возможность получения дополнительной прибыли за счет более высокой цены товара, можно порекомендовать быть осмотрительными с точки зрения объективности и реальной потребительской значимости предлагаемой с товаром дополнительной опции. Так, к примеру, продукты группы диети­ческого питания будут более востребованы, нежели “сугубо традиционная рецептура” с “легендированной историей”.

 

Избыточное администрирование товаропроизводящего мясного комплекса

Среди рисков динамичного роста рынка мы можем отме­тить неурегулированность вопросов технического регламен­та. Попытка излишней детализации последних вышла далеко за пределы основного принципа поддержки безопасности конечного продукта.

Существующее заблуждение относительно полезности для отечественных производителей и потребителей наиболее скрупулезной детализации технических регламентов приводит к незавершаемости окончания работы в этом направлении при одновременном неудовлетворении и невозможности довести документы до совершенства. Отступление от ос­новного принципа безопасности и возможной унификации ряда положений для групп пищевых товаров способствует различным маркетинговым интерпретациям и “рекламным войнам”, не благоприятствующим позитивному развитию отношений между потребителями и товаропроизводителями. Кроме того, подрывается потребительская репутация ряда важных для отечественного рынка и промышленности товар­ных категорий. К примеру, излишние усилия, очерняющие продукты других производителей, применяемые в конкурентной борьбе, наносят существенный вред всей товарной категории. А ведь восстановить позитивное отношение иногда просто невозможно! Примером является категория мясных консервов.

В числе возможных решений, ухудшающих конкурентоспособность мясной отрасли, включая птицеводство, являются попытки излишней регламентации использования блочного мяса птицы (МДМ) в переработке. Привнесение экспертами и чиновниками личных предпочтений при регламентации нормативно-технической базы без научно обоснован­ных выводов о полезности или вредности использования МДМ птицы является, с нашей точки зрения, одним из наиболь­ших рисков для экономического роста птицеводства.

Неподготовленность общества и, в частности, потре­бителей к восприятию неизбежных мировых изменений, происходящих в агротехнологиях, также является предметом маркетинговых конфликтов – как между разными группами компаний, так и между отдельными регулирующими ведом-ствами. К примеру, неготовность потребителей к восприятию продуктов ускоренной селекции (так называемых генномодифицированных) создает препятствия, как в вопросах технического регулирования, так и развития технологий.

В сфере нанотехнологической индустрии биоинженерия занимает около 10%. При всем позитивном восприятии в нашей стране вектора развития науки и технологий потре­бительская общественность пока не подготовлена к пони-манию прикладных аспектов этих изменений, особенно в продовольственной сфере.

Накопленные противоречия, как в толковании, так и в регулировании ряда регламентов привели к двойственности условий работы предприятий пищевой отрасли.

Однако еще более болезненной для животноводства РФ может стать критика, относящаяся к применению ГМ-продуктов в кормопроизводстве. Точка зрения некоторых общественных неправительственных организаций, касающаяся неизученности долгосрочных последствий генной трансформации, отно­сится также и к последовательности корма-животное-человек. В случае, если конфронтация сторонников и противников сов­ременных агротехнологий перекинется на эту сферу (кормов для животноводства и птицеводства), то будет дискредитирова­на высокая потребительская репутация отечественного мяса, и создадутся предпосылки для резкого падения конкурентоспособности крупнотоннажного производства в РФ.

 

 М.Л. Мамиконян,

Председатель Правления

Мясного Союза России

 

О журнале | Новости | Доска объявлений | Статьи, публикации | Наши партнеры | Подписка